oldcolor (oldcolor) wrote,
oldcolor
oldcolor

Карелия 100 лет спустя. Часть 1. Кондопога.

Летом 1916 года Прокудин-Горский совершил свою последнюю и, пожалуй, самую загадочную экспедицию по Российской империи. Он проехал от Лодейного Поля до Кеми по только что построенным Олонецкой и Петрозаводск-Сороцкой железным дорогам (ещё до того, как вся трасса была объединена под названием Мурманской железной дороги).
Это была последняя большая стройка царской России - полторы тысячи вёрст через непроходимые леса, скалы, болота и бесчисленные реки. Всё наспех (дорога нужна фронту!), из дерева, по предельно упрощенной технологии. На строительство брошены 40 тыс. австро-германских военнопленных, мобилизованные жители Туркестана, законтрактованные китайцы, но большинство всё же составляли русские вольнонаёмные крестьяне и рабочие, которые тут же и поселялись в бараках при станциях.
До сих пор в архивах не найдено ни одного документа, кто и зачем послал Прокудина-Горского снимать эту военную стройку. Из отснятых сюжетов огромное количество носит явно технический характер: состояние ж.д. полотна, выемки в скалах, лесопилки, мосты, пристани, условия размещения и снабжения военнопленных и поселенцев. Из этого можно сделать вывод, что основным заказчикам являлся МПС и, возможно, также военное ведомство.
Однако наряду с этим Сергей Михайлович сделал немало красивейших снимков карельской природы (особенно водопады Кивач, Пор-Порог, Гивас), этнических типов и отдельных достопримечательностей.
Полагаю, что благодаря именно этой второй части съемок 14 февраля 1917 г. он был избран в число действительных членов Общества изучения Олонецкой губернии.
Второй загадкой является то, что в контрольном альбоме Мурманской ж.д. большинство подписей к снимкам (порядка 70%) оказались совершенно неправильными. Причём это была не просто неверная вклейка отпечатков (как в других альбомах), а именно ошибочные сами по себе подписи, в т.ч. названия мест, где Прокудин-Горский, очевидно, не снимал или даже вовсе несуществующие ("станция Чёрная"). По этой причине некоторые исследователи (включая меня) одно время склонялись к версии умышленной фальсификации подписей к снимкам по причине военной секретности. Теперь основная версия состоит в том, что контрольный альбом составлялся спустя полгода после съемок и Сергей Михайлович (обладавший весьма слабой зрительной памятью) успел позабыть названия глухих карельских сёл, однотипных мостов и пристаней, а также этюдов с водопадами.
Поэтому исследователям с 2008 г. пришлось заново давать названия снимкам, опираясь на весьма редких архивные фотографии, спутниковые снимки, карты местности и исторические описания. При этом были сделаны весьма интересные открытия. Например, в подписях у Прокудина-Горского ни разу не упоминаются Кондопога или станция Кивач (с 1965 г. - ст. Кондопога), однако оказалось, что на современной территории этого города им было сделано около 10 снимков!
Моя первая карельская экспедиция по местам съемок 1916 г. состоялась несколько дней назад и охватила лишь небольшой участок бывшей Мурманки (Кондопожский район и Петрозаводск).
Обзор получившихся фотосравнений начну с Кондопоги.
Название городу дало старинное село с красивейшей Успенской церковью, которое сейчас входит в городскую черту, но находится на отшибе, на самой окраине Кондопоги. К сожалению, до этого села Прокудин-Горский, очевидно, так и не добрался. Он снимал в районе станции Кивач (ныне станция Кондопога), а также запечатлел пристань на губе Онежского озера.
Это пристань в альбоме у автора была ошибочно подписано как "Железнодорожная дамба на ст. Лижма". На самом деле на этой станции никогда не было "дамбы", т.е. пристани. В 2009 г. мне удалось тот же самый вид залива с характерным рисунком скал не противоположном берегу на современном фото, сделанном в Кондопоге!

Вид пристани Токарского в Кондопоге в 1916 и 2012 гг.:


Высокое разрешение

Теперь у жителей Кондопоги эта заброшенная пристань известна под названием "Токарского", по имени дореволюционного инженера Михаил Антонович Токарского, собиравшегося устроить поблизость ГЭС. На фото 1916 г. мы видим, что к пристани подходят сразу две ж.д. колеи - широкая и узкая. По широкой подвозились стройматериалы в 1915-16 гг. для Мурманстройки, а узкоколейка вела к мраморным карьерам, материал из которых направлялся по воде прямо в Петербург для отделки дворцов. На берегу остался лежать кусок мрамора, вероятно, забракованный.



Здесь я, очевидно, ошибся с кадрированием: взял снизу немного берега, как у Прокудина-Горского, но при масштабировании его пришлось отрезать. Надо было снимать дальше от берега.
Кроме того, мне не известно, как проходила линия пристани в 1916 г. - по насыпной дамбе или это был деревянный причал на сваях, остатки которого сохранились за дамбой.

Соответственно, точка съемки следующего сравнения также несколько условна.
Вид с пристани Токарского в Кондопоге в 1916 и 2012 гг.:

Высокое разрешение

На этом сравнении кажется, что берег получился дальше, чем у ПГ, поэтому я сделал второй вариант кадрирования:

Высокое разрешение

Возможно, Прокудин-Горский снимал с деревянного причала, остатки которого видны между бетонной пристанью и земляной дамбой.

Выемка ж.д. пути близ станции Кивач (ныне Кондопога) в 1916 и 2012 гг.:

Высокое разрешение

Такое впечатление, что правую скалу на заднем плане серьёзно подрезали, она стала короче.
Красными крестиками обозначена точка съемки выемки и пристани на спутниковом снимке, в красном квадрате - станция Кондопога:



К сожалению, другие кондопожские снимки Прокудина-Горского пока не удается привязать к местности, так как пока не найдены какие-либо другие фотографии, карты или планы района Кондопоги хотя бы довоенного периода.  Даже в местном краеведческом музее нет никаких изоматериалов, которые бы позволили внести ясность.
Почему же тогда мы с высокой степенью уверенности относим эту группу "непривязанных" снимков к территории современной Кондопоги? Прежде всего, на основе "зеркальных" номерных меток на негативе, которые ставились Прокудиным-Горским сразу после съемки (при проявлении) и весьма чётка отражают последовательность передвижения.
Также мы учитываем письменные исторические источники, например, информацию о лагере военнопленных у станции Кивач в 1916 г. и другие косвенные сведения.

Покажем эти снимки.
На первом из них изображён карьер, из которого, вероятно, брали песок для балластировки пути. За ним идёт поселение из бараков для военнопленных и русских рабочих-поселенцев и всё это на фоне небольшого горного хребта (сельги):

Высокое разрешение
Ошибочная альбомная подпись гласит, что это "Карьер около станции Каннесемга".

Бараки, с которых начиналась современная Кондопога, крупным планом:


Если приглядеться, то можно заметить, что барак у правого края снимка тот же самый, что и на следующей фотографии, ошибочно подписанной как "Бараки военнопленных австрийцев близ станции Каннесегма":



Высокое разрешение

Но и бараки военнопленных там были:


Остается ещё снимок депо, подписанный ошибочно как "Ж.д. депо на станции Каннесемга":

Высокое разрешение
По зеркальной метке на негативе и по историческим сведениям это депо также находилось у станции Кивач.
Безусловно, рано или поздно будут найдены документы, которые позволят определить точное местоположение этих снимков и тогда можно будет и по ним делать сравнения.

Продолжение следует.
Tags: Карелия, Кондопожский район, Мурманский альбом, Фотосравнения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments