?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Если внимательно рассматривать фотографии С.М.Прокудина-Горского, то можно заметить, что на некоторых из них присутствует один и тот же молодой человек, почти мальчик, в кепочке и косоворотке синего или красного цвета. На двух снимках он держит в руках какой-то черный футляр и листки бумаги. До недавнего времени исследователи полагали, что этот юноша – младший сын фотографа Михаил. Лишь в нынешнем, 2017 году открылась истина: в кадр мастера периодически попадал его верный помощник  Селиванов Николай Максимович (1892-1957). Это имя биографы Прокудина-Горского встречали и раньше. Например, в воспоминаниях Сергея Михайловича о поездке в Ясную Поляну в 1908 году: «забрав приборы и всю необхо­димую лабораторную обстановку, я с моим постоянным сотрудником Н. М. Селивановым отправился к Толстому».  Остававшаяся загадочной до последнего времени личность вдруг стала стремительно выходить из исторического забвения.
В журнале "Юность" за 2008 год были обнаружены воспоминания профессора О.В.Голубева (1924-2014)[i], который оказался племянником Селиванова: «Особенно интересно сложилась жизнь моего дяди Николая. Он постепенно стал любимым учеником известного в России фотографа Прокудина-Горского, личного фотографа царя Николая. Для обучения и воспитания наследника царя Алексея Прокудину-Горскому было поручено снять серию цветных диапозитивов, иллюстрирующих природу, жизнь и быт народов Средней Азии… Изготовление же диапозитивов, представляющих собой склейку из трех основных цветов, фотографий на стекле, было сложным и трудоемким делом. Для фотографирования был оборудован специальный вагон с застеклённой задней стенкой. Вот эту-то работу по фотографированию и изготовлению диапозитивов, и было поручено выполнить моему дяде Николаю, и он её успешно выполнил внеся, таким образом, свой вклад в воспитание наследника (!). После Октябрьской революции Прокудин-Горский эмигрировал во Францию. Перед отъездом, как рассказывал дядя, он уговаривал дядю уехать с ним, и потом, уже будучи во Франции, неоднократно в письмах приглашал дядю приехать к нему для работы во Франции. Дядя отказывался, и в начале 30-х по известным причинам перестал отвечать на письма. После Октябрьской революции и до конца жизни Николай Максимович работал в Государственном оптическом институте в Ленинграде и, по признанию коллег и руководства института, являлся уникальным специалистом лаборатории научной фотографии».
Далее удалось разыскать внучку Н.М.Селиванова Ирину Владимировну Эпштейн (Селиванову), которая предоставила для Музея Прокудина-Горского бесценные материалы из своего семейного архива – документы и фотографии, на которых запечатлён не только её дед, но и сам С.М.Прокудин-Горский со своим окружением.

С.М.Прокудин-Горский и Н.М.Селиванов во время съёмки (предположительно на р. Шексне):


Помимо уникальных исторических документов Ирина Владимировна любезно поделилась и семейными воспоминаниями о дедушке:

«Он родился 26 марта (старый стиль) 8 апреля (нов. стиль) 1892 года, умер 19 марта 1957 года. Мой папа всегда гордился своим отцом и бережно хранил все документы, связанные с ним. По рассказам папы, дедушка был скромным веселым человеком, любил сюрпризы и розыгрыши. Например, мог незаметно покинуть гостей и вернуться переодетым до неузноваемости. Из преданий помню папины рассказы о путешествии дедушки по Туркестану: поезд шел очень медленно и Николай Максимович успевал спрыгнуть, набрать черепах и накидать их в тамбур. Как однажды он проснулся в палатке со скорпионом у горла на груди, который грелся - ночи в пустынях холодные. Николаю Максимовичу удалось подозвать к себе козу и скорпион сполз. Оказывается, скорпионы не переносят козлиного запаха, на такой случай и была в экспедиции коза. Мне рассказывал папа, как его отец обеспечивал свет (держал специальные лампы) при фотографировании царской семьи. А ещё, Николай Максимович рассказывал, что когда экспедиция Прокудина-Горского была закончена, они сделали для царя альбом с лучшими фотографиями и предстали перед Николаем II, то он небрежно посмотрел и велел отдать альбом цесаревмчу играть. Прокудин-Горский был разочарован, ведь он терпел убытки: обещанное финансирование экспедиции царем не было осуществлено и Прокудин-Горский вложил свои средства. В последствии дедушка был поощрён царем.
Когда Прокудин-Горский уезжал в эмиграцию, то оставлял свою квартиру на Большой Подъяческой моему дедушке, а там была дверь расписанная всеми знаменитыми художниками. В то время все всего боялись и Николай Максимович отказался.
В книге Олега Голубева есть неточности: … отец Николая Максимовича был крестьянином, отставным солдатом и служил на кондитерской фабрике Л.Ф.Тиде в Москве (есть докуметнт), сапожником он не был. Там в Москве, Николай Максимович закончил 3 класса городского училища на Броницкой 32, а по переезду в Петербург - 4 класса Общества Поощрения Художеств. Его работа, за которую он получил первое место, до сих пор хранится у нас».

Николай Максимович Селиванов был не только главным помощником в экспедициях Прокудина-Горского, но и фактически соавтором его коллекции снимков, поскольку сам нередко становился за камеру (например, чтобы сделать знаменитые "автопортреты" Прокудина-Горского). Сам же он, обладая исключительной скромностью, предпочитал оставаться в тени. Поэтому только теперь, спустя столетие, его имя выходит из незаслуженного забвения.

Н.М. Селиванов смотрит из окна вагона-лаборатории во время одной из экспедиций С.М.Прокудина-Горского:


Н.М. Селиванов с младшим сыном С.М.Прокудина-Горского Михаилом, 1910е гг.:


Н.М. Селиванов, 1910е гг.:


Н.М. Селиванов во время Первой мировой войны:


Н.М. Селиванов в лаборатории Государственного оптического института, 1920е:


Н.М. Селиванов в лаборатории Государственного оптического института, 1940е:


Н.М. Селиванов среди сотрудников Государственного оптического института, 1920е:


Н.М. Селиванов в зрелые годы:


Так сложилась судьба юноши в кепочке со снимков Прокудина-Горского:


В следующих постах мы намерены опубликовать и другие уникальные кадры из архива внучки Н.М.Селиванова.



[i] Голубев, О. Четыре года юности / О. Голубев // Юность. – 2008. – No 5/6. – С. 19–41. Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
apashenko
Oct. 26th, 2017 02:25 pm (UTC)
Почему вы кепку береткой называете?
sergej_manit
Oct. 26th, 2017 09:52 pm (UTC)
Спасибо!
Dmitry Ryabkov
Nov. 9th, 2017 04:08 am (UTC)
Огромное спасибо за поведённую работу!
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

free counters




Locations of visitors to this page
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner