oldcolor (oldcolor) wrote,
oldcolor
oldcolor

Заметка об обучении учеников-мальчиков и эксплуатации их в мастерских Новицкого и Прокудина-Горского

Вчера мы опубликовали скан интересного архивного документа, который любезно помогла нам достать Ирина Корнелюк:
ф.1167. КОЛЛЕКЦИЯ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ИЗЪЯТЫХ ЖАНДАРМСКИМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ ПРИ ОБЫСКАХ РЕДАКЦИЙ, ГАЗЕТ И ОТДЕЛЬНЫХ ЛИЦ.
оп.4. Вещественные доказательства. Дело 1067.
Заметка об обучении учеников-мальчиков и эксплуатации их мастерами, требовании 8-часового рабочего дня в мастерских Новицкого и Прокудина-Горского, о тяжелых условиях труда рабочих цинкографий Петербурга. Начало и окончание отсутствует.


Уважаемвый apashenko сделал расшифровку текста, за что ему сердечная благодарность от нашего исследовательского проекта!

Итак, читаем документ (увы, он без начала и окончания, старая орфография сохранена):

"...ва[е]т[ъ], а все тузы, получающіе и на своихъ мѣстахъ хорошее жалованье, фамилій ихъ пока не назову, да и такъ они у всехъ на устахъ. Живутъ что ли они не по средствамъ, что рады чужой хлѣбъ заѣсть. Стыдно господа так поступать. Этимъ путемъ благосостоянія вы все равно не пріобретете, а у своихъ товарищей можетъ послѣдній кусокъ хлѣба отбиваете, нехорошо, надо прекратить эти вечерніе визиты и этимъ принудить „ихъ“ набрать штаты необходимыхъ рабочихъ и научить уваженію къ своимъ рабочимъ, чтобы они перестали выкидывать ихъ по первому капризу. Да кромѣ всего и фамиліи то свои вы безжалостно пачкаете да и здоровье то чего либо стоитъ. Не торопитесь на тотъ свѣтъ, каждый лишній часъ проведенный въ душной мастерской въ пыли и кистотныхъ испареніяхъ, я увѣренъ лишаетъ насъ одного дня жизни, да и работать то приходиться чуть не голыми руками, какъ у Израильсона напримѣръ да еще при такихъ унизительныхъ условіяхъ — подъ замкомъ; и въ своихъ то мастерскихъ не мало этихъ сверхурочныхъ, удлиняющихъ до безконечности и безъ того тяжелый день. Не удлинять рабочій день, а добиваться его сокращенія [надо]. Нужно вездѣ  потребовать введенія 8-ми час. рабочаго дня, а для учениковъ и того меньше. Ужъ если мы не жалѣемъ себя, то по отношенію ихъ мы не имѣемъ права оставаться равнодушными. Они, наше поколѣніе и изъ боязни, что бъ оно не стало такимъ же слабымъ, безличным, зараженнымъ алкоголемъ и профессіональнымъ безкровіемъ, мы обязаны озаботиться, принять всѣ зависящія отъ насъ мѣры, къ упорядоченію всей постановки дѣла объ ученикахъ, а первымъ долгомъ должны отвѣтить на анкету членовъ Государств. думы Р.С.Д.Р. фракціи, о 8-ми час. рабочемъ днѣ и просить ихъ, потребовать съ трибуны Государственной думы охраны закономъ труда малолѣтнихъ въ цинкографіяхъ. Вѣдь къ намъ ни какая фабричная инспекція глазъ не кажетъ, да по большей части мы и не подлежимъ веденію этой фабричной инспекціи. Ужъ если работа въ цинкографіях губительно отзывается на насъ, взрослыхъ, то какъ она дѣйствуетъ на едва начавшій развиваться организмъ ученика 12-ти 15-ти лѣтъ; цѣлый день часто вечеръ, а нерѣдко и до глухой ночи [они] буквально  купаются въ тучахъ пыли асфальта и канифоли при запудриваніи пластинокъ, вдыхаютъ удушливыя испарения при чисткѣ керосиномъ или скипидаромъ раскаленныхъ пластинокъ, а во что имъ обходятся травленія, особенно при требованіи экономіи на кислоту, когда они принуждены стоять непосредственно надъ киветой съ кислотой и дышать идущими оттуда испареніями, а во время сильныхъ травленій, во время глубокаго, которое всегда стараются изолировать въ отдѣльную комнату, потомучто соленая кислота кругомъ все разъѣдаетъ, туда во время травленій и мастеръ то по возможности избѣгаетъ заглядывать, поручая травленіе ученику, который и принужденъ задыхаться тамъ страшнымъ воздухомъ, а остальное время онъ носится по лавочкам[ъ] полураздѣтый, грязный, потомучто, некому присмотрѣт[ь] за нимъ чтобъ онъ одѣлся, требуютъ только скорѣй. Оттого то у насъ всѣ прошедшіе школу въ травильнѣ и хилы и безкровны и воспріимчивы к заболѣваніямъ, что они еще въ бытность учениками, когда только начинали развиваться, рости, отравили разрушили свои организмы, разрушили отравили зачатки силъ, а потомъ по выходѣ изъ ученья постоянными возліяніями заполняющими всѣ досуги, окончательно доканывающѣ][ли(?)] себя.
Присмотритесь къ тѣмъ, кто не имѣлъ несчастья учиться въ травильнѣ, развѣ они такіе? И что получаютъ большинство из этихъ учениковъ въ замѣнъ утраченнаго здоровья? Ничего. Выходятъ въ „мастера“, или вѣрнѣе сказать, по окончаніи срока ученья, почти ничему не научившись принуждены за гроши практиковаться и на этомъ учиться у како либо Дворянчикова, который радъ собирать всякихъ недоучекъ для выгодной эксплоатаціи. Наше требованіе 8-ми часового дня не должно встрѣтить сопротивленія со стороны хозяевъ. Такіе общеизвѣстные расчетливые г.г. какъ Кончусъ управляющій у Новицкаго и Евдокимовъ у Пракудинъ Горскаго ввели въ своихъ мастерскихъ, первый 8-ми час. рабочій день, второй 8½, правильно учитывая, что при меньшемъ утомленіи продуктивнѣе работа и можно выработать больше и лучше, чемъ за 9 и больше часовъ. Тоже можно указать на тонкій расчетъ владѣльца цинкографіи „Уніонъ“ въ сверхурочныхъ работахъ видящаго переутомленіе рабочихъ, приносящее ему вредъ и введшаго вторую смѣну. Слѣдовало бы только ему быть разумнымъ до конца и ввести 8-ми час. рабочій день. Понятно и его преслѣдованіе работы его мастерами въ другихъ мастерскихъ. Дальше, въ  доказательство необходимости сокращенія рабочаго времени, я не буду останавливаться на гигіеническихъ недостаткахъ нашихъ мастерскихъ, всѣмъ отлично извѣстно отчего мы слѣпнемъ, чѣмъ дыдимъ и т.д., мнѣ только хочется указать на то, что мы совершенно утратили всякое понятіе о собственном [(человѣческом?)] достоинствѣ, унизились, обѣзцѣнились въ собственныхъ глазахъ, потеряли вѣру въ себя и окружающихъ. Вездѣ, во всѣхъ мастерскихъ нами помыкаютъ, вездѣ чувствуется забитость боязнь чего то, а слѣдствіемъ этаго процвѣтаетъ угодничество со всѣми его отвратительными сторонами, а отчего все это?
да оттого, что каждый чувствуетъ себя одинокимъ, безсильнымъ, вздумается какому либо самодуру вышвырнуть его и вышвырнетъ, нѣтъ у него никакой опоры насторонѣ, нѣтъ вѣры въ поддержку товарищей, примѣровъ безъ числа, у каждаго въ памяти единственная въ своемъ роде исторія протеста рабочихъ цинкографіи Петербург. Листка въ отвѣтъ на исканіе администраціей и изъятіе изъ мастерской крамолывъ лицѣ неповиннѣйшаго товарища Т., который просто почему то не нравился и они придравшись къ предъявленію всѣми справедливой просьбы объ оплатѣ частыхъ ночныхъ работъ особыми задѣльными (опредѣленное время хотя было, но постоянно нѣкоторые работали до глубокой ночи безъ всякой особой платы) хотѣли его какъ зачинщика вышвырнуть, всѣ помнятъ, какъ обрадованные конфликту налѣтели туда какъ голодные шакалы на трупы разные Меркурьевы, не безработные даже, а изъ за лишней десятки къ ихъ сотенной и сорвали, смяли этотъ благородный протестующій порыв, вставъ штрейбре[й]херами на ихъ места — Позоръ! И мы всѣ въ этотъ моментъ не только не могли поддержать справедливо протестующихъ, а даже были безсильны чѣмъ либо доказать этимъ г.г. штрейбрейхерамъ и иже съ ними своего негодованія и протеста, а все потому, что у насъ нѣтъ сплоченности, нѣтъ организаціи и солидарности. Дальше такъ продолжаться не должно, пора впустить в нашу...."

Как видим, речь в Записке идёт о всех печатных мастерских в Петербурге, а мастерская Прокудина-Горского как раз приведена в качестве положительного примера, поскольку управляющий Евдокимов ввёл в ней 8½-часовой рабочий день.

Tags: Архивные источники, Документы Прокудина-Горского, Источники до 1919 года, Предприниматель Прокудин-Горский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments