oldcolor (oldcolor) wrote,
oldcolor
oldcolor

Categories:

Воспоминания С.М. Прокудина-Горского о поездке в Чердынь. Часть 3

Заключительная часть недавно обнаруженных нами воспоминаний С.М. Прокудина-Горского о поездке в Чердынь в 1913 году.

"После обильного завтрака Алин предложить мне посмотреть его «хозяйство». Хозяйство это заключалось в огромных сараях, где хранились много тысяч шкур разных зверей. По стенам сараев тоже были развешаны шкуры и все первоклассного качества. Мало-мальски не первоклассную шкуру Алин направлял к скупщикам мелкого калибра, да и от охотников приказчики не принимали такого товара.
Чтобы судить о размере этого дела, при¬веду фразу Алина, когда мы осматривали огромный сарай с лисьими шкурами: «Уж извините, сейчас не время хвастать черно-бурой лисой, вот приезжайте к ранней весне, а сейчас здесь висит всего 500-600 шкур».
Все самые крупные торговцы России и Европы, как и Америки, были клиентами Алина.
«А теперь позвольте похвастать своим «музеем», сказал Алин, когда мы окончили беглый обзор сараев. Он привел нас в большой зал в доме, где под стеклянными колпаками в отличном по¬рядке стояли чучела зверей и птиц. Был один экземпляр лисицы альбиноса, причем вся лиса снежно-белого цвета из породы чернобурых с очень длинной и густой шерстью. За эту лису Лондонский музей предлагал Алину 50 тыс. рублей. «К чему мне их деньги», сказал мне Алин: «я это дело и сам люблю, да и ли¬се здесь хорошо».


Особенно большая коллекция выродков была из рябчиков и белок. Была удивительная коллекция рогов благородного оленя. Один экземпляр таких рогов имел по 22 отростка на каждом роге абсолютно одного размера и одинакового расположения — явление исключительно редкое. Был черный медведь с широкими белыми полосами, как у зебры. Поразительна еще была коллекция выродков-горностаев.



Всего не опишешь.
Алин очень гордился и дорожил своим музеем, постоянно пополняя его чем-нибудь новым. С охотниками у него был уговор на случай, если им попадался интересный, по окраске или другим каким-либо особенностями зверь или птица; за это платилась особо высокая цена.
Из описанного видно, что Алин не был простым разбогатевшим мужиком, да он и не производил такого впечатления. Наоборот, в беседе с ним чувствовался в нем интеллигентный, развитой человек. По-видимому, он был старого толка, т. е. старообрядцем, как и его же¬на, и держался старых обычаев.
После осмотра музея мы возвратились в столовую, где был накрыт чай и подано шампанское.
За чаем Алин обратился ко мне со следующими словами:
«Не окажете-ли вы мне помощь в одном деле, о котором я не раз обращался к губернатору, — но без успеха. Он нашел это неуместным, и я получил отказ».
«В чем дело?» — спросил я.
«Несколько лет подряд я собирал мех молоденьких зверей исключительного качества и сделал из них малахай, который хотел бы поднести Наследнику Цесаревичу».
«Сам я сделать этого не могу, и потому обращался к губернатору, но видимо он или не хочет, или не может этого сделать».
«Вы имеете очень легкий доступ к Их Величествам и, быть может, мне поможете. Никаких наград я не хочу, а просто хочу выразить наши чувства Их Величествам. Зимой хорошо будет Наследнику в этой шубке! »
Я совершенно не знал, мог ли или нет губернатор помочь Алину в этом деле; возможно, что, если и мог, то это было сложно, ибо он не мог действовать помимо министра внутренних дел, а последний помимо министра двора.
С другой стороны, в таком отказе я лично видел большую ошибку, так как игнорировать выражение преданности таких людей, как Алин, особенно людей, живущих на далеких окраинах России и располагающих большими силами, по моему мнению, не следовало. Если считать очень скромно, то можно сказать, что у Алина было 3-4 тысячи охотников, а у последних были еще свои люди и это уже целая армия преданнейших людей и преданных и не по обязанности, а «за честь и за совесть». Никаких мыслей, о каком-либо вознаграждении у Алина, конечно, и быть не могло при его огромном состоя¬ли и понятно он не имел в виду «дать яйцо, — чтобы получить быка», как говорят французы.
Зная, из опыта моих многочисленных поездок по окраинам России, манеру отношения русской высокой администрации к окраинам и находя ее глубоко не дальновидной, я решил помочь в данном случае, ибо действительно имеет полную возможность действовать без всякого риска.
Я человек ученый, могущий не знать тонкостей этикета и церемоний, и по своему неведению, игнорируя все инстанции, мог прийти и принести. Обдумав это, я просил Алина прислать его подарок ко мне на квартиру в Петрограде и обещал передать его Императрице, так как подарок предназначался для Наследника.
Кроме этого это был не первый случай, когда мне приходилось непосредственно передавать подношения Их Величествам, всегда встречаемые с большим вниманием.
Алин очень растрогался. «Никогда не забудем вашего внимания, — это не меня одного касается, а всего промыслового Урала, да и значительной части Сибири».
Просьбу Алина я исполнил по возвращении из Туркестана и о подробностях этого расскажу в одном из следующих очерков.
С. М. Прокудин-Горский"

НАШ КОММЕНТАРИЙ


Последняя фраза — "расскажу в одном из следующих очерков" — звучит очень обнадёживающе.
У нас есть достаточно веские основания предполагать, что была написана серия очерков-воспоминаний.
Пока нам известны только два эпизода (Чердынь и Ясная Поляна), плюс "Вступление", в первых строках которого автор сообщает: "В предлагаемых очерках я поставил себе задачей описать возможно правдиво и объективно кое-что из виденного и слышанного мною за время этих поездок, избегая всякой критики и предоставляя ее всецело читателям."

В том же Вступлении в самом конце есть пассаж: "Затем были две поездки, описание которых заслуживает интереса. Первая в Данию на виллу Императрицы Марии Феодоровны около Копенгагена по личному Ея приглашению для фотографирования всех любимых мест пребывания Государя Императора Александра III-го, а вторая поездка - в Ясную Поляну к Л.Н.Толстому, где я провел около 10 дней."

Таким образом, можно предполагать существование очерка о поездке в Дании в 1908 году. Однако в архиве номеров журнала "Иллюстрированная Россия", где был опубликован в 1936 г. рассказ о поездке в Ясную Поляну, но больше никаких прокудинских статей не нашёл.
Тем не менее, поиск других частей мемуаров Прокудина-Горского становится одним из самых интригующих направлений нашей работы.

Tags: Библиография и другие источники, Документы Прокудина-Горского, Источники эмиграции, Комментарии к снимкам Прокудина-Горского, Пермская земля, Романовская тема, Сочинения Прокудина-Горского, Урал, Фауна, Чердынь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments